Переходи на обновлённый Okkupantu.NET

 

Вы находитесь на старом-архивном сайте. Обновление сайта прекращено с 11.01.2020 года.

Теперь все материалы добавляются на новый сайт, так же со временем будут перенесены все актуальные материалы...

ПЕРЕЙТИ НА НОВЫЙ САЙТ

Иное. О чем мы почти ничего не знаем

    Ум без разума – беда.

Русская пословица

Цивилизованно управлять развитием в поле действующего законодательства с учетом всех разумных интересов можно только через ту мотивацию поведения населения и субъектов хозяйствования, которую создают стимулы особых механизмов управления развитием. Что это за механизмы?

Их называют по–разному. Автор часто определяет их как фондорыночные механизмы хозяйствования (ФМХ), или фондовые механизмы (ФМ) управления развитием.

Если выделить главное, то ФМХ относительно коротко можно определить как триединство науки, искусства и практики проблемно–целевой ориентации всех субъектов хозяйствования на участие в проектах и программах развития, отвечающего его известным и новым критериям (например, биосферосовместимость, функциональность и метаболизм живых организмов). Можно дать развернутое определение.

ФОНДОВЫЕ МЕХАНИЗМЫ — это наука, искусство и практика управления национальным и зарубежным инвестиционным капиталом всех видов и форм собственности на основе частно-общественных производственных отношений и конкурентоспособных стимулов для наиболее эффективного обеспечения приоритетов развития государства и личности, включая юридическое, внутри- и внешнеполитическое, военно-стратегическое и иное обеспечение этого развития. ФМ включают в себя:

КАК НАУКА

1. Логику природного операционализма, основанную на сеятельном принципе отдать в программу развития больше из того, что есть (знания, труд, капитал – любой фактор, имеющий денежную оценку), чтобы получить больше в той же денежной оценке или собственно в деньгах из доходной части программы (аналогично: посеянное зерно ? много зерен в колосе. Программа – плодородное поле).
2. Функциональный системный анализ, признающий вычитание и сложение только как комплементарные случаи, сопряжённые с действиями РАЗделить–УМножить (природные операционные действия: клетка делится и умножается…).
3. Политэкономию капитала функции развития в истинно расширенном воспроизводстве.

 

КАК ИСКУССТВО

1. Умение решать проблемы не только с помощью денег, но и за счёт асимметричных возможностей, например, вне отношений купли–продажи.
2. Способность обращать патологию хозяйственной деятельности в ресурс развития.
3. Возможность гармоничного сочетания интересов личных и общественных, отра–слевых и территориальных, государственных и межгосударственных, бизнеса и политики.

КАК ПРАКТИКА

1. Проекты и программы создания продукции и услуг, конкурентоспособных на мировом рынке.
2. Систему целевого управления налогами, кредитами, отчислениями в проблемно-целевые фонды, включая благотворительные, филантропические и социальные ? страховые, медицинские, жилищные, пенсионные и др.
3. Систему управления фьючерсными, форвардными, лизинговыми (селенговыми) и другими видами хозяйственно-финансовых операций с исключением отношений купли-продажи до получения конечного результата (производство конкурентоспособных на внутреннем и международном рынках товаров и услуг).

ФМ обеспечивает участие частного капитала в государственных проектах и программах, а государственного ? в частных. ФМХ преобразуют всю систему управления народным хозяйством, деидеологизируют это управление и обеспечивают переход от административно-командной системы к управлению самой функцией развития и ориентируют все формы собственности на участие в обеспечении этого развития.

Как видно из определения, ничего подобного в российской экономике нет. Именно поэтому в ней, а равно в управлении развитием, остается огромная дыра неиспользуемых средств из арсенала продвинутой рыночной экономики. Игнорирование работы в этой области обрекает на дезинтеграцию и отсталость. Это не сулит ничего, кроме колонизации по кускам. Мы зримо теряем историческое пространство, не решая проблему развития на основе подходов, разработанных, кстати, еще в дореволюционной России, но взятых на вооружение вне нее. Как ни вспомнить классика, который отмечал, что глупо и даже преступно поведение той армии, которая не использует оружие, имеющееся у неприятеля…

В современной России много фондов, но они не являются фондорыночными структурами. В фондорыночных структурах тоже есть фонды. Разница проста: вне фондорыночных структур фонды являются всего-навсего льдинками, которые быстро тают, либо при реальных социальных нагрузках тонут. В фондорыночных структурах фонды – это вершины айсбергов. Их подводную часть образуют средства, направляемые в программы развития преимущественно в форме счетной стоимости факторов развития.

В лидирующих странах фонды, как позвонки, образуют становой хребет экономического организма. Здоровый позвоночник не бывает левым или правым, но функциональный организм в целом может быть и правшой (США), и левшой (КНР). Такой позвоночник образует невидимый проблемно–целевой некоммерческий сектор в экономике. Вместе с ним появляется функциональная перегородка в самом экономическом сердце, не позволяя смешиваться артериальным и венозным финансовым потокам.

У нас такого срединного проблемно–целевого сектора в экономике нет.

Ниша счетных денег (деньги как мера стоимости) и подлинных ценных бумаг получает наполнение от будущих конкурентоспособных товаров и услуг. Это – ниша механизмов хозяйствования вне отношений купли-продажи до урожайного результата. Мало кому приходит в голову откусить от зерна, идущего на посев. Но от наличного инвестиционного рубля всегда находится предлог, чтобы откусить. От счетных денег откусить нельзя.

Четкое понимание разницы между функциями денег как средством платежа и как мерой стоимости является одним из факторов применения проблемно-целевых подходов к управлению развитием и, в частности, проблемно-целевой эмиссии денег или ценных бумаг (фондированная эмиссия), проблемно-целевого налогообложения (фондированное = отложенное = инвестированное налогообложение, в том числе самопредоставление налогового кредита без всяких нарушений), проблемно-целевой ликвидации задолженности по заработной плате или вкладам населения (фондирование=инвестирование задолженности, например, на основе займа, но с обязательным будущим наполнением от конкретных программ развития), проблемно-целевое оживление основных фондов (инвестирование их счетной стоимости), проблемно-целевого решения вопроса об авуарах казны российской короны и т. д.

Проблемно-целевые подходы к управлению развитием и есть ничто иное как диктатура закона в экономике. Но она возможна только на основе свободы выбора программ развития и в самих программах развития. Такая диктатура не может быть диктатурой политической. Более того, без функциональной проблемно–целевой экономической диктатуры, носителем которой может быть каждый участник программы развития (например, через право вето), политическая диктатура (либо своя, либо непосредственно иноземная) неизбежна, потому что отсутствие управления самой функцией развития, включая ее нравственные и моральные аспекты, ведет к анархии. Какова будет внешняя реакция при анархии в стране с ядерным оружием?..

Не может государство управлять благим развитием, базируясь преимущественно лишь на одной функции денег (средство платежа) и не различая капитала-собственности во всех формах от капитала-функции развития. Именно благодаря этой функции, реализуемой в основном через счетную стоимость различных факторов развития, в относительно благополучных странах произошел переход от купюрных и других наличных денег к счетным, в том числе электронным, деньгам. Этот переход и есть тот переход, который, в других словах, являет собой переход от базарнорыночной (типа российской) к фондорыночной (типа США) экономике.

Для купли-продажи в фондорыночной экономике тоже есть место (10-12 %). Но в реформируемом геополитическом пространстве сегодня эти отношения практически повсеместные и всеобъемлющие, ибо не вытеснены экономической мотивацией, которую создают высокоэффективные проекты и программы развития. Свобода купли-продажи есть во всех фондорыночных странах. Она обеспечена законодательно. Но законодательно обеспечена и свобода выбора: вступать в отношения купли-продажи или не вступать. Выбор же мотивируется экономически для всех субъектов хозяйствования, включая само государство. Если свобода выбора в экономике отсутствует, то всеобъемлющим товаром становятся деньги, которые делают не как эквивалент создаваемых конкурентоспособных товаров и услуг, а из воздуха на основе, например, так называемых пирамид.

Когда говорят, что пирамиды работают и на Западе, то это лишь полуправда. Вторая часть правды, которую умалчивают, состоит в том, что на каждую пирамиду есть, как правило, обратная пирамида будущих ценностей, создаваемых на собираемые деньги путем, в частности, продажи ценных бумаг. Продажи под будущее наполнение, что снижает и даже убирает необходимость инфляционной эмиссии денег. Если же этой обратной, причем более широкой пирамиды нет, то все так называемые ценные бумаги становятся вторичной эмиссией на выпущенном объеме денежной массы, но с сужением объема производимых товаров и услуг, а это все та же инфляция, девальвация и другой негатив.

При наличии таких программ (международных, народнохозяйственных, отраслевых, региональных) их можно было бы, в частности, акционировать и облигировать на основе конкурентоспособного дивиденда на счетную стоимость капитала-собственности как фактора развития. Причем независимо от формы собственности. В поле ФМХ это было бы приватизацией через обобществление, но не собственности, которая гарантируется и не отчуждается волевыми решениями власти, а ее счетной=инвестированной стоимости в проектах и программах развития. Но тогда должно быть обеспечено проблемно–целевое использование собственности любого вида в тех программах развития, в которые эта собственность привлекается как фактор, обеспечивающий реализацию программы. Вот где основная область работы всех контрольных органов, в том числе налоговой полиции. Но это уже работа в интересах опережающего развития, а не его блокирования путем, в частности, сбора налогов любой ценой.

Даже истинные мнения стоят немного, пока кто–нибудь
не соединит их связью причинного рассуждения.

Платон

Что стоит за выражением «всем миром», если речь идет не просто о складчине трудом и кто чем может, а о самом развитии, которое едино для всего мира?

Развитие есть всегда. Другое дело, что оно протекает не так, как хочется, а так как получается, то есть не всем миром и не для всего мира, а для сильных мира сего.

Относительно кратко принцип всем миром можно пояснить через главное — принцип жизнедеятельности. Здесь известно всего два принципа: 1. Взять больше, чем отдать. 2. Отдать больше того, что есть, чтобы получить больше того, чего нет вообще или в достатке.

Первый принцип долго объяснять не надо: мы живем в среде, где он применительно к природе и человеку ярко проявился при еще памятной многим советской власти, определяя ее содержание. Этот же принцип господствует и сегодня. Причем не только в России, но и во всех других странах, не только между человеком и Природой Земли, но и между людьми и государствами. Это и есть единственная глобальная проблема современности. Все остальное лишь следствия ее наличия.

Коммунизм оказался утопией, не потому что в нем не было умных, честных и порядочных людей. Они были, есть и всегда будут. Вот только ума, честности и порядочности вовсе не достаточно, чтобы жить в гражданском обществе. Это общество — тоже пока утопия, потому что создается, хотя и на ином приоритете (приоритет личных интересов), но столь же ложном, как и предыдущий, советский. По-прежнему не обеспечивается истинный приоритет, приоритет биосферосовместимого развития и всего три его основных условия:

1. Приращение главной производительной силы (Природа Земли), включая духовность и нравственность человека, должно опережать рост производства материальных благ и услуг.
2. Производство материальных благ и услуг должно опережать рост населения.
3. Распределение благ должно осуществляться не за счет развития или его потенциала, а соразмерно вкладу в результат развития без ущерба для Природы.

Принцип «взять больше, чем отдать» не позволяет выполнить эти условия.

Почему? Потому что все начинается с характера присвоения природного продукта. Мы изначально берем больше, чем отдаем. Это задает всю логику дальнейшего распределения между людьми, между государством и человеком, между государствами. Как бы ни менялся способ производства, но если не меняется способ жизнедеятельности, по большому счету принципиально мало что изменяется.

Эксплуатация человека человеком, также как и все так называемые глобальные проблемы современности — все это следствия, а не причины всех вызовов, с которыми люди пытаются бороться, плодя все новые утопии.

Утопии потому, что Природа – организм, а жизнь в организме по принципу раковой клетки (берет больше, чем отдает) ведет к гибели вместе с организмом.

Общество – тоже организм. Причина гибели СССР – нарушение законов гармоничного развития. Крах в этом случае – тоже закон. Эта же участь ожидает современную Россию, и всю цивилизацию. Подходы должны быть организменными. В здоровом организме одно работает на все, а все на одно, что обеспечивает равенство без уравниловки. Это одно называется функция развития. Она едина для всего во Вселенной. Она – общая, ибо одна на всех.

Понимание этой функции и ее обеспечение через обмен асимметричными качествами и их носителями — свойствами и есть то, что именуется природным операционализмом. В качестве синонима этого термина можно употреблять слово «Разум», которое можно понимать как сокращение по первым слогам собственно операционных понятий, таких как «разделить» и «умножить». А почему бы и нет? Ведь в Природе все делится и умножается, умножается и делится…Так было и в фондовых механизмах, оставленных в царской России.

Справка

С 1886 по 1913 год в России добыча нефти увеличилась на 2/3 и приблизилась к 600 млн. пудов; добыча угля по всей империи возросла более чем в 4 раза; выплавка чугуна увеличилась почти в 4 раза; выплавка меди увеличилась в 5 раз; добыча марганцевой руды увеличилась в 5 раз; производство хлопчатобумажных тканей возросло более чем в 2 раза; протяжение железных дорог увеличилось более чем в 2 раза; основной капитал главных русских машинных заводов возрос с 120 до 220 млн. рублей; урожай хлебных злаков (ржи, пшеницы, ячменя) возрос с 2-х млрд. пудов до 4-х млрд. пудов; общее число рабочих увеличилось с 2-х до 5 млн. человек; бюджет государства вырос с 1,2 млрд. до 3,5 млрд., т.е. почти в 3 раза; с 1904 по 1913 гг. превышение доходов над расходами составило свыше 2 млрд. руб.; золотой запас Госбанка с 648 млн. (1894) год возрос до 1604 млн. (1914); бюджет возрастал без новых налогов, без повышения старых, отражая истинный рост народного хозяйства.

Вернемся в наши дни. Вот простой пример. Крестьяне России получили землю. И что же? Чаще всего она уже много лет просто стоит под паром. У крестьянина, как правило, нет возможности ее обработать. Говоря иначе, это просто омертвленный капитал. Сколько его, если мы до сих пор не вышли на уровень даже 1990 года?..

Здесь можно назвать множество причин. Но большинство не назовет главной: никто не предлагает крестьянину или другому хозяину проект, программу, куда владелец мог бы войти и трудом, и собственностью как соинвестор мерой стоимости своего вклада в программу. Такие возможности прямо предусмотрены действующим законодательством. Просто никто не разрабатывает таких программ ни для фермерского хозяйства, ни для завода, от которого часто остались лишь «рожки да ножки»… Мало кто знает, и как создавать такие программы.

Если у нас после 1917 года инновационные организации Х. С. Леденцова были ликвидированы, то в других странах эти механизмы были приняты, внедрены и усовершенствованы. В настоящее время эти механизмы развития и конкурентоспособности стали главным стратегическим оружием различных стран, этносов и групп людей в их борьбе за мировое или региональное лидерство в самых разных сферах — политической, социально-экономической, финансовой, военно-технической и других.

Эти механизмы позволяют мотивировать уже не только поведение отдельного человека, но и население целых стран. Достаточно вспомнить так называемые оранжевые и другие подобные революции. Во всех этих революциях патология (в т.ч. мышления) использована в качестве ресурса развития, но не собственного, а чужого.

Без управления опережающим развитием Россия обречена на дальнейшее расчленение. Всеобъемлющие базарные отношения «дельта плюс-дельта минус», или отношения перетягивания каната на всех уровнях продолжают свое черное дело.

Управленческое невежество как советское, так и наших дней одинаково опасно. Суть административно-командной системы как советской, так и нынешней одна и та же: управление формами собственности с субъективным предпочтением одной из них. Именно поэтому политическую голубизну заменили на политическую розовизну. Но при таких ориентациях что-то свои дети и свои товары не шибко рождаются.

Государственная и частная формы собственности отнюдь не противоположные. Мужчины и женщины отнюдь не противоположные полы. В сумме ноль не получается. Удивительно, как не замечается, что критерий даже формальной логики не соблюдается. Почему-то не называют противоположными артериальную и венозную кровь в организме, потому что налицо функциональная асимметричность: где активна артериальная кровь, пассивна венозная и наоборот.

Столь же функционально асимметричны мужчина и женщина, государственная и частная формы собственности. Вот и получается, рациональное для одной стороны, оказывается иррациональным для другой. Но в Природе нет такого деления. Так, любое число одновременно и рационально и иррационально. Это всего лишь вопрос записи числа, например: 1= 0, 754877… х 1,3247178….

Со времени неправедной расправы с Российской Империей управленческие знания не являются в полной мере сферой компетенции власти. Спросите любого министра, что такое октавная тайна процента, что такое акционирование и облигирование капитала-функции, что такое обратно фондированная эмиссия… Не знают. А, если знают и не используют, то это еще хуже. Тогда встает вопрос, чьи интересы обеспечиваются таким знанием по умолчанию?

Где и в какой самой либеральной стране государственный сектор умозрительно сведен до 10 %? Только в России.

Стране нужны функциональные реформы с учетом не только зарубежного, но и отечественного опыта и реалий.

Если из арсенала рыночной экономики используется всего 10-12 % ее инструментов, то тогда СССР с его извращенным социалистическим рынком можно назвать более рыночной страной, чем современная Россия.

Те, кто больше всего кричал: «Рынок! Рынок!», очень напоминают переодетых в красноармейскую форму диверсантов-мотоциклистов, которые в 1941 году встречали отступа–ющие колонны с криками: «Танки! Танки!» и поворачивали эти колонны как раз под танки…

У нас в лучшем случае говорят о программно-целевых подходах, но это подходы предыдущего поколения в управлении развитием. Поэтому они обеспечивают заведомое отставание минимум на поколение. Отставание же даже на несколько лет от своих основных конкурентов для России губительно.

Если патология ресурс развития, то разве есть у кого-то больше этого ресурса, чем у нас. Стоит ли говорить, что благодаря предкам и всем иным Россия не обижена. Вот только ум без разума — беда. А разума вне нравственности и высокой морали не бывает, хотя ума может быть целая палата.

Имеет смысл назвать хотя бы несколько конкретных проблем, которые могут быть решены всем миром в современном прочтении наследия Х. С. Леденцова.

Первое. Разрушена категория стоимости в масштабах, превышающих эту реалию бывшего социалистического рынка. Почему? – Потому что из четырех основных функций денег используются преимущественно только две: платежа и накопления. Нагрузка на эти функции постоянно возрастает, но результат оставляет желать лучшего. Все это можно сравнить с ситуацией, когда человек при двух руках и ногах пользуется, выполняя работу, только своей правой или левой стороной.

Второе. Есть новая система власти и политических ценностей, но нет системы управления опережающим развитием нашего государства. Есть система управления собственностью как основной признак административно-командной системы, но не гражданского общества. Почему? – Потому что нет на вооружении концепции развития, отвечающей известным и новым критериям развития, среди которых критерий биосферосовместимости и опережающего развития.

Третье. В нашей экономике зияют пустоты, отсутствующих элементов рыночной инфраструктуры. Отсутствует мощный некоммерческий проблемно-целевой сектор. Это — своего рода позвоночник в экономическом организме. Как известно из биологии, лишь у позвоночных отсутствует смешение артериальной и венозной крови. Применительно к экономике это означает одно: без мощного некоммерческого проблемно-целевого сектора без конца будет происходить смешение бюджетного и внебюджетного финансового крово-обращения, будет постоянный порок в самом сердце экономики. Без такого позвоночника государственной голове с двумя ее полушариями дискретной, то есть исполнительной, и континуальной, то есть законодательной, власти державно держаться не на чем. Кроме того, в самой голове государства должен быть такой важный орган как лимбическая система у человека, которая ведает чувствами, в данном случае экономическим слухом и видением будущего в настоящем. В экономике развитых стран такие органы есть. Называются они по-разному. Во Франции, например, это Межведомственный комитет. В Японии – Ассоциация науки, правительства и бизнеса.

Четвертое. Нет подлинного рынка ценных бумаг. Почему? – Потому что нет ни одного банкофонда, нет ни одного фондобанка, нет ни одного проблемно-целевого фонда, нет фондоассоциаций или финансовых компаний, которые бы акционировали и облигировали не капитал-собственность, а капитал-функцию развития в проектах и программах, отвечающих критериям развития. У таких структур главное подобно внутренним органам в организме. Во-первых, это не само потребление, а обслуживание всего организма элементами жизнеобеспечения. Во-вторых, это — вывод шлаков жизнедеятельности, но так, чтобы не уменьшалось, а увеличивалось плодородие. При отсутствии таких органов в экономике у нее, как следствие, нет иммунитета, и она поражается всеми известными экономическими болезнями и становится дистрофиком, но дистрофика пытаются лечить по рецептам экономики ожиревшей. В результате на одну дисфункцию накладывается другая, а вместе они накладываются на дисфункции еще советской экономики. Получается кумулятивный эффект дисфункций. В результате крайне низка функциональность государственного организма. Наконец, пятое, как одно из следствий.

В России по указанным выше причинам нет функциональных гарантий инвестициям как отечественным, так и зарубежным. Так, как отмечалось, крестьяне получили землю, но на сегодняшний день это — омертвленный капитал. Аналогично со многими другими основными фондами. Множество приватизированных предприятий, хозяева которых, как собаки на сене, не вносят надлежащего вклада в развитие, хотя это возможно, так как остаются возможные факторы соинвестирования, хотя бы стенами. Опять-таки никто не предлагает программ, в которых эти факторы соинвестирования могли бы перейти из омертвленного капитала в инновационный. Все, что имеет денежную оценку, может быть инвестицией.

Большинство уже избавилось от старых утопий. Зачем плодить новые и поддерживать политический рецидивизм наиболее консервативной части населения? Рынок – это не только свобода купли-продажи. Рынок – это еще и свобода вступать или нет в отношения купли-продажи. Но свободу выбора надо мотивировать выгодой. Выгода должна быть в урожае, а не за счет урожая. По результатам развития, а не за счет развития.

На стадии реализации проектов развития в странах конкурентоспособных отношения купли-продажи мотивированно изгоняются. Это позволяет не относить издержки, связанные с такими отношениями, на себестоимость, выедая маржу между себестоимостью и ценой реализации. Более того, при инвестировании проекта мерой стоимости не возникает сам предмет налогообложения до тех пор, пока не будет реализован продукт на созданной, а стало быть, расширенной базе налогообложения. Лишь в этом случае одновременно выигрывает и бюджет, и бизнес. Лишь в этом случае проигравших нет. Лишь в этом случае прекращается КВН команды чиновников и команды предпринимателей. Конечно, необходимо принятие и дополнительных законов, например, о налоге на омертвленный капитал, когда, как говорится, сам не гам, и другому не дам.

Все можно изменить к лучшему в поле действующих Конституции и законодательства. Это мы можем и должны сделать сегодня сами, либо, рано или поздно, это попытаются сделать другие и другой ценой. В лучшем случае прежним методом проб и ошибок.

До тех пор, пока в России не будет мощного сектора, обеспечивающего функцию опережающего развития, во главе с Межведомственным центром по согласованию приоритетов развития при Президенте Российской Федерации, в России будут лоббировать не капитал-функцию, а капитал собственность, что питает и будет питать коррупцию и многие другие негативные явления. Кроме того, дезинтеграционные тенденции будут преобладать над интеграционными, и у нас не будет возможности использовать мировой рынок в интересах, прежде всего, собственного развития и надлежащего влияния.

Потенциал необходимых программ и кадров в России еще есть. Этот потенциал позволяет осуществить идею опережающего развития на основе оздоровления природной и социальной среды, как говорится, всем миром и с примером для всего мира.

Знание некоторых принципов легко
возмещает незнание некоторых фактов.
Гельвеций

Фондорыночные механизмы управления развитием начали складываться в конце ХIX – начале ХХ века благодаря русскому купцу первой гильдии Христофору Семеновичу Леденцову. Он учредил несколько организаций, из которых финансировались инновационные проекты таких учёных, как В. И. Вернадский, Н. Е. Жуковский, М. М. Ковалевский, Н. А. Каблуков, П.Н. Лебедев, Д. И. Менделеев, И. И. Мечников, И. П. Павлов, К. А. Тимирязев, К. Э. Циолковский и другие.

Об эффективности применения организационно-финансовых механизмов разработки и реализации инновационных программ Х. С. Леденцова говорит тот факт, что перечисленные российские учёные в начале века создали научные школы, признанные во всём мире. После революции в России инновационные организации Х. С. Леденцова были ликвидированы, их средства — национализированы, а организационно-финансовые механизмы инвестирования инновационных проектов — преданы забвению.

Однако в других странах эти механизмы были приняты, внедрены и усовершенствованы. В западной экономической литературе они оставили свой след как «русская волна». А за сто лет в своём развитии они сложились как восемь различимых ступеней, составляющих октавную тайну цикла вообще и в экономике в частности.

Чем больший эффект эти механизмы давали тем, кто их применял и совершенствовал, тем более узкой становилась информация о них. В настоящее время эти механизмы развития и конкурентоспособности стали главным стратегическим оружием различных стран, этносов и групп людей в их борьбе за мировое или региональное лидерство в самых разных сферах — политической, социально-экономической, финансовой, военно-технической и других.

Напомним, что сделал Х. С. Леденцов.

В начале XIX века он приспособил к условиям рынка общинные принципы хозяйствования. Место общинного поля занял совместно реализуемый проект, инвестором которого становился каждый, кто обладал фактором реализации проекта. Острое ощущение нового позволило Христофору Семеновичу выделять и поддерживать идеи, опережающие время. Именно поэтому его финансовую поддержку (причем без отчуждения интеллектуальной собственности) получили ученые. При этом родились научные школы, на коих до сих пор держится потенциал отечественной науки и остаточная державность России.

По сути дела, Леденцов Х. С. решил только одну проблему: сопряжение личного и общественного на основе равенства без уравниловки.

Представьте себе, что вы, например, классный плотник, которого община привлекает каждый раз, когда всем миром ставят новый дом очередному погорельцу.

В общине нельзя быть белой вороной, нельзя занять позицию типа «моя хата с краю, ничего не знаю». Вы честно работаете вместе со всеми, но каждый раз сознание точит червячок: «А если мой дом никогда не сгорит?». Вот этого червячка и убрал Леденцов.

Каким образом?

Сегодня это можно было бы назвать записью на лицевом счёте стоимости выполненной работы, вернее, её меры стоимости. В советское время эта идея получила искажение в виде пресловутых трудодней, когда учитывалась не вся мера стоимости труда, сопоставимая с вкладом в обеспечение функции развития, а лишь та часть, которая, по представлению властей, не вела к так называемому классовому перерождению.

Есть существенная разница между нормированной зарплатой и заработанной платой. Средство платежа всегда лишь часть меры стоимости, а часть, как известно не объемлет целое, но имеет от него функциональную обратную связь. Так, например, у Леденцова мера стоимости труда в общем деле была своего рода суммой на сберкнижке.

Эта сумма как мера стоимости материализованного труда оставалась в распоряжении общины, но становилась средством платежа, скажем, того же плотника всякий раз, когда ему было необходимо при содействии общины привезти инструмент из города, сложить печку или вскопать огород. В этих случаях со своеобразного лицевого счета списывался эквивалент, выраженный в тех же деньгах как мере стоимости или как средстве платежа.

Мера стоимости может быть обеспечена на рынке денег любыми ликвидными потребительными стоимостями (землей, домами, лесом, скотом и т. д.). При наличии меры стоимости получение денег в качестве средства платежа — это вопрос не теоретический, а технический. Достаточно вспомнить, например, о такой форме как ипотечное кредитование. Здесь нет смысла подробно говорить на эту тему. Гораздо важнее обратить внимание на смену мотивации поведения плотника.

В варианте без лицевого счета у плотника преобладала мысль, как бы поменьше отработать в проектах «всем миром», но сохранить возможность побольше получить от общины. Иначе говоря, логику поведения определял принцип: взять больше, чем отдать.

В варианте с лицевым счетом и правом требования, которое соразмерно наполнению лицевого счета, мотивация другая, ведущая к инициативам, способным пополнить лицевой счет. Плотник побуждается к тому, чтобы отдать больше и лучше свой профессионализм. Это меняет принцип и логику жизнедеятельности. При этом сам принцип получает другую редакцию, которую можно назвать формулой Любви даже в экономике: отдать больше того, что есть, чтобы получить больше того, чего нет, или того, что в дефиците.

Все дело в том, что принцип оптимальной функциональности в мироздании Един. Здесь, конечно, есть множество аспектов, но стоит обратить внимание на одно общее: в любой выделенной точке постоянно происходит обмен. Между чем? Все просто: между тем, что есть в этой точке, и тем, чего в ней нет. Наверное, самый простой пример для человека, живущего на Земле — это температурный обмен между смежными точками, поверхностями, объемами. Обмен лежит в основе всех известных взаимодействий. И, конечно, есть разница между прямым обменом и обменом через прокладку. Прокладки, разумеется, тоже необходимы. Но если вы максимально теплоизолируете дом, в котором живете, то вы очень быстро просто задохнетесь.

Так и в экономике. Только прокладками здесь являются посредники, которыми являются не только люди, но и сами деньги, прежде всего как средство платежа. Именно поэтому рынок как среда отношений с разнообразными обменами естественен для любого общества. И так же естественно, что рынок не может быть везде в прокладках в виде посредников из людей и … денег, способными подменять одни функции другими!

Именно поэтому рынок в отличие от его конечной части (оптовая база, магазин, базар) – это не только отношение купли продажи, но и их отсутствие. Чем меньше отношений купли–продажи на доприлавочной стадии, тем выше конкурентоспособность и тем выше прибыль тех, кто ведает узкие места современной экономии (например, себестоимость никто правильно не считает). Кроме того, важно обладать определенными междисциплинарными знаниями, необходимыми для управления развитием.

В России, к сожалению, дела в этой области не тянут даже на двоечку.

Именно поэтому большинство товаров, производимых в стране, столь низкого качества, что они не конкурентоспособны на мировом рынке даже при низкой зарплате. По этой причине из страны в виде готовой продукции вывозится лишь десятая часть товаров. Остальные вывозимые товары, — а это девяносто процентов вывоза — сырьё и полуфабрикаты. Эти сырьё и полуфабрикаты конкурентоспособны не из-за их высокого качества, а из-за низких цен, либо из-за их отсутствия в странах-покупателях.

В связи с этим у «специалистов» давно сформировалось убеждение, что российское производство в целом отстало от производства развитых стран навсегда. Более того, российское производство с каждым годом отстаёт от производства развитых стран всё больше и больше.

Это мнение — правильное, если российское производство продолжать развивать прежними методами.

Это мнение ошибочно, если использовать в России методы, которыми тайно пользуются лучшие фирмы высокоразвитых стран.

Это мнение тем более ошибочное, если применять методы и средства развития производства, разработанные российскими специалистами по конкурентоспособной саморазвивающейся экономике и управлению развитием.

Механизмы управления развитием можно назвать тайнами за семью печатями. Не только из-за малоизвестности. Военные хорошо знают, что науке побеждать никто и нигде открыто не учит. До уровня батальона (тактический уровень), — пожалуйста, можно кое-что почитать в издаваемой литературе. Далее работает очень жёсткая система отбора в высшие военные заведения, после которых в России, например, ещё более жёсткий отбор в Академию Генерального штаба. Та, в свою очередь, тоже не последнее звено обучения и одновременно посвящения в науку побеждать. Эта наука, как никакая другая, требует знания принципов.

В экономике такой наукой, искусством и практикой являются фондорыночные механизмы хозяйствования. Они такие же проблемно-целевые, как и вся военная наука, направленная на обеспечение функции защиты. Если эта наука ущербна, то, в конечном счёте, вопросы жизни и смерти всего государства решаются не в его пользу.

То же самое можно сказать и об экономической науке. Только вопрос жизни и смерти здесь решается путем обеспечения конкурентоспособности и жизнеспособности, в том числе за счет тех, у кого эта наука хуже. Именно поэтому находки и открытия этой науки стараются сохранить в тайне. Главные из этих тайн находятся в области энергоинформационных обменов в Природе и обществе. В обществе, которое, в зависимости от его свойств, может быть либо гармоничной частью Природы, либо её антагонистом. Так же с человеком и обществом, обществом и человеком.

Закон оптимальности – это закон гармонии. Двух гармоний не бывает. Добиться гармонии через меру невозможно. Потому что гармония не в мере, а в соразмерности. Природные же соразмерности, выраженные в любой мере, – иррациональны. Тем не менее, есть жесткая математическая связь между рациональным и иррациональным, например:
1 = 1,6180339… х 0,6180339….

Знание некоторых принципов легко
возмещает незнание некоторых фактов.

Гельвеций

На всех этапах разработки и реализации проектов исполнителям следует руководствоваться четырьмя аксиомами, законом гармонии в троице биосфера (целое) – общество – (большая часть)– человек (меньшая часть) и рядом вытекающих из них принципов.

Аксиома первая. Биосфера Земли является общепланетарной и общечеловеческой цен-ностью номер один и главной производительной силой.
Вторая. Производственные отношения вторичны по отношению к вопросу о типе жизнедеятельности.
Третья. Только используя патологию как ресурс развития, можно вернуться к норме.
Четвёртая. Приращение животворных сил Природы – главное предназначение человека.
Закон. Биосфера (1) так относится к обществу (а) как общество к человеку (б). Верно и обратное: Человек так относится к обществу, как общество к биосфере. В алгебраической форме запись имеет вид: 1/а = а/б и равно б/а = а/1.

Принципы:

– отдать больше в развитие, чтобы получить больше в саморазвитии;
– углубления познавательных способностей человека, его интеллекта и нравственности;
– прогрессивного развития техники и технологии, гармонично сочетающегося с развитием человека;
– абсолютного приоритета здоровья Биосферы (составной частью которой является человечество) над свойствами техносферы;
– необходимости, обязательности приращения животворных сил природы в реализуемых инновационных планах, программах, проектах;
– учета истинных расходов на реализацию инвестиционного проекта, включая полное воспроизводство использованных природных ресурсов;
– сочетания личного и общественного на основе равенства без уравниловки.

Целями программ и проектов должно быть системное, взаимоувязанное, согласованное развитие людей, технологий, продукции и организаций в их единстве и взаимосвязи с развитием питающей их Биосферы.

Целевые показатели системы управления проектом – это показатели ступеней прогрессивного развития людей, технологий, организаций и Биосферы.

В идеальном проекте организационно-экономические механизмы – не рыночные, а фондорыночные. Теория социально-экономической эффективности основана на учёте природной компоненты стоимости товаров. Вместо теории расширенного экономического воспроизводства применяется теория оптимального экономического воспроизводства, учитывающая общий и местный потенциал Биосферы.

Вопрос о разделении технических инноваций на прогрессивные и регрессивные решается по их воздействию на симбиотическую жизнь Биосферы и будущих поколений людей. Если технологии сокращают пространство-время симбиотической жизни Биосферы и человечества – они регрессивны, если расширяют – прогрессивны.

Разработка и реализация проектов должны выполняться на основе действующего законодательства, других нормативных документов. Так, например, помимо договоров простого товарищества или договора инвестирования и соглашение о разделе продукции может широко использоваться договор присоединения (Ст. 428 ГК РФ). В этом случае программа делается как Формуляр договора присоединения.

В бизнес-плане реализации проекта следует предусмотреть возможность перевода денег из средства платежа в меру стоимости. Это делается путем денежной оценки материальных прав участников проекта. Необходимо также обеспечить возможность замены мотивации инвестирования. Так, долевое участие целесообразно заменить на конкурентоспособный дивиденд на капитал-собственность, независимо от вида капитала, формы собственности и различий между юридическими и физическими лицами.

Проекты, удовлетворяющие требованиям прогрессивного развития, инвестируются с использованием фондирования ресурсов развития. Эти проекты должны удовлетворять следующим критериям.

1. Опережающее приращение Главной производительной силы, включая духовное развитие человека.
2. Восстановление ресурсов природы, например, за счёт утилизации отходов.
3. Включение в состав системы проектов — катализаторов, обеспечивающих кумулятивные социально — экономические эффекты.

В ФМХ расходная и доходная части проектов и балансов разнесены. Расходная часть аккумулируется в проблемно-целевых фондах, создаваемых под реализуемые проекты. Их задача не просто потратить деньги по назначению, а обязательно решить проблему развития вне зависимости от того, какой характер она носит (благотворительный или коммерческий). Однако во всех случаях доходная часть стоит после реализуемого проекта.

При этом есть две основные формы отношений.

1. Приватизация через обобществление, которое происходит под цели реализации инновационных проектов и программ. Такое обобществление факторов реализации обычно происходит в фондах вне отношений купли-продажи часто со сменой титула собственности, но не собственника, права которого переносятся на доходную часть в виде либо конкурентоспособного ежегодного дивиденда, либо в виде долевого участия.

2. Обобществление через приватизацию. Например, государство, делегируя свою функцию развития в частную программу в виде налогового кредита, расширяет тем самым базу налогообложения. Иначе говоря, государство позволяет локально приватизировать част-ному фонду (фонд, учрежденный физическими лицами) одну из функций государства, функцию налогообложения, если эта функция относится на другую – функцию развития. За это государство получает долю в доходной части реализуемого проекта или программы. Эту долю государство может не забирать в бюджет, а реинвестировать в расширение производства, или может использовать для выкупа этого производства (частично или полностью). Это и есть обобществление через приватизацию.

Другими словами, фондорыночные механизмы позволяют одновременно использовать без объективных противоречий силу и государственного, и частного интереса в экономике. При этом основой зачатия здоровых производств оказываются совместно реализуемые проекты развития, отвечающие известным и новым критериям развития.

Главным капиталом проблемно-целевых фондов, которые становятся практически управляющими компаниями, являются знания по управлению развитием. Этот капитал материализуется и приумножается из реализации функции развития с выполнением всех обязательств перед владельцами факторов развития.

Фонды имеют контрольный пакет только за счет того, что держат в своих руках не капитал-собственность, а капитал-функцию развития. Для успешной реализации своей управляю-щей функции, фонды должны применять в полном объёме систему стимулов и санкций, прав и ответственности согласно законодательству, уставам и заключенным договорам.

Инициаторы разработки и реализации проекта должны особенно внимательно рассмотреть формы общения участников проекта. Работа начинается с выбора первоначального круга специалистов, способных понять и воспринять выдвинутые в нем цели, избранные пути и средства их достижения, как свои собственные.

Состав специалистов в первоначальном круге общения должен отвечать требованиям достаточности и гармоничного сочетания их качеств в общем деле. Никто не должен подав-лять других или быть подавляемым. Каждый должен делать свою часть дела оптимально и в полном объеме, что возможно лишь в тесном контакте друг с другом.

В проекте следует предусмотреть возможность обеих форм фондирования:

1. Фондирование «на себя» (оно возможно при чьем-то фондировании «от себя», на-пример, внешнего инвестора).
2. Фондирование «от себя» (контрфондирование, наиболее выгодное).

Фондирование «на себя» – это наименее выгодная часть, связанная с уступкой прав, например, на научно-технический продукт.

Формула «равные юридические права, экономические – по долевому участию» отражает суть отношений, связанных именно с фондированием «на себя». По этому принципу Россия пытается привлечь иностранные инвестиции для решения своих проблем, но поскольку по-следние не фондируются «от себя», России приходится расплачиваться своими природными ресурсами, ибо она не может на деньги отдать деньги (дивиденд на капитал-собственность). Поэтому фондировать «на себя» можно только в том случае, если одновременно закладывается реальная возможность фондирования «от себя» (контрфондирование), например, через реализацию на внешнем рынке конкурентоспособной наукоемкой продукции.

Переход от фондирования «на себя» к фондированию «от себя» обычно увязывается с раскручиванием инвестиционной спирали, где этому переходу соответствует другой переход: к выплатам дивиденда на капитал-собственность без долевого участия на основе фондированного экономического отношения.

В проекте необходимо предусмотреть систему гарантий инвестиций: залог, фьючерсные и форвардные контракты, а также другие элементы внутреннего и внешнего поясов страховки российских и иностранных инвестиций. Государственные служащие, частной собственностью которых является собственность на их управленческую функцию, имеют возможность инве-стировать её в проект путём обеспечения статуса приоритетности проектам или программам, отвечающим критериям развития. ФМХ своей доходной частью могут предусматривать любые локальные, региональные, государственные и международные премии за вклад в развитие по итогам развития. Важно, чтобы уставы соответствующих юридических лиц в системе ФМХ предусматривали премии за вклад в развитие.

Заставь дурака Богу молиться,
он и лоб расшибет.
Русская пословица

Основу всех ступеней проблемно-целевых фондорыночных механизмов хозяйствования составляют индивидуальные целевые проекты. Они образуют как бы фундамент и весь каркас своего здания.

В системе ФМХ восемь уровней (ступеней), но лишь семь «этажей, как семь нот в октаве или семь цветов в радуге. Индивидуальные целевые проекты образуют как «ядро», так и саму «оболочку» всей конфигурации циклической системы (1-4-7) природного операционализма в экономике.

Индивидуальный целевой проект – это, своего рода, экономическая личность, посредством которой реализуется функция развития. Свойства личности в их совокупности определяют здоровье общества. Свойства индивидуальных целевых проектов определяют здоровье экономики.

Основу системы индивидуальных целевых проектов образует совокупность разнообразных фондов, выдающих субсидии на выполнение исследовательских проектов внешним по отношению к фондам лицам и организациям.

Система выступает в виде своеобразной третьей точки и ножки опоры у платформы экономической деятельности самого развитого сектора экономики передовых стран — государственно-монополистического. В научной литературе этот элемент триединства получил различные названия: «сфера деловых услуг», «независимый сектор НИОКР», «внешний сектор», «некоммерческий сектор», «технологический инкубатор» и т. д.

По существу же это – инструмент целевого финансирования проектов, отвечающих критериям развития, т. е. проектов, через которые реализуется функция развития. Этот инструмент обособлен от капитала-собственности, но наполнен преимущественно свободными финансовыми средствами различного происхождения. Он как бы составляет второй эшелон научно-технического прогресса, дополняющий и усиливающий тот, который развёрнут в промышленных корпорациях и государственных ведомствах.

Независимый внешний сектор НИОКР втягивает в себя омертвляемые компаниями и ведомствами ресурсы ускорения НТП, оживляет их и превращает в активно действующий научно-технический потенциал. Для корпораций, ведомств и прочих учреждений народного хозяйства этот сектор становится обильным источником новых научных знаний, изобретений, высококвалифицированных специалистов.

В этой системе возникают так называемые мелкие внедренческие фирмы, специализированные на оптимизации индивидуальных проектов. В США, например, такие фирмы в 60-70 годах привели к возникновению своёобразных научно-промышленных комплексов.

В современной России здание ФМХ с 1990 по 2001 успешно строила фондоассоциация Академия Нового Мышления. За все время своего существования она не совершила ни одной операции по купле–перепродаже, не получила ни рубля из бюджета, но финансировала даже фундаментальные исследования, имела сотни собственных патентов, девять отраслевых программ. О ее жизнеспособности свидетельствует то, что благодаря ФМ она выстояла, несмотря на то, что трижды банкротили или банкротились банки, где были все ее средства, трижды ее изгоняли из арендованных зданий после выполненного Академией капитального ремонта. Наконец, ее просто сожгли со всеми документами и имуществом.

Кому–то очень не нравилось все то, что продвигала Академия.

Методика практического применения ФМХ для системы индивидуальных целевых проектов в России разработана. В нашей редакции она была рассмотрена и одобрена в различных инстанциях, в том числе на Президентском совете Российской федерации еще 29 декабря 1992 г. (Протокол 5/С, выписка прилагается).

От западных аналогов методика отличается тем, что первичные фонды здесь наполняются не столько свободными деньгами, сколько мерой стоимости факторов реализации индивидуальных целевых проектов и собственно оптимизированными по этой методике проектами с их собственной мерой стоимости для соинвестирования.

В Методике разработаны разделы: юридическая правовая база; бухгалтерский учёт и отчётность; различные справочные материалы.

В Методике также рассмотрены: налоговый инвестиционный кредит как фактор ФМХ; применение ФМХ при создании предприятий с разными формами собственности на примере предприятия по разработке недр. Методика прошла практическую апробацию на ряде предприятий России и подтвердила свою высокую эффективность.

Методика основана на действующем законодательстве:

Договор простого товарищества.
Договор соинвестирования и соглашение о разделе продукции.
Договор присоединения (Ст. 428 ГК РФ). В этом случае программа делается как Формуляр договора присоединения.

Чем принципиально отличается проект, максимально очищенный от отношений купли–продажи на доприлавочной стадии, от проекта в системе всеобъемлющих базарнорыночных отношений, видно из сопоставления на следующей таблице.

=====================================================================

Приложение

В Ы П И С К А из П Р О Т О К О Л А № 5/C

ЗАСЕДАНИЯ
ЭКСПЕРТНОГО СОВЕТА ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
_____________________________________________________________________________

                    29 декабря 1992 г.

Третий вопрос: «Необходимость и возможность применения
фондовых механизмов хозяйствования в России»

Докладчик — Ю.Н. Забродоцкий

Докладчик предложил активнее использовать в России фондовые механизмы хозяйствования, общими и основными признаками которых, способствующими политической стабильности и экономическому развитию общества являются:

ориентирование капитала независимо от его форм и происхождения на социально значимые результаты хозяйственной деятельности (социализация капитала);
формирование рыночного хозяйства, частнообщественных производственных отношений (с соблюдением паритета между частным и общественным) на основе проблемно-целевых подходов к реализации высокоэффективных проектов и программ;
ориентирование налоговой политики на повышение конкурентоспособности выпускаемой продукции на мировом рынке.

По мнению докладчика, для широкого внедрения фондовых механизмов хозяйствования в России необходима государственная поддержка в виде законодательных актов, которые давали бы возможность аккумулировать общественный и частный капиталы на приоритетные экспорториентированные и импортзамещающие проекты и программы с предоставлением соответствующих льгот производителям.

Совещание, заслушав и обсудив доклад Забродоцкого Ю.Н., считает целесообразным:

одобрить инициативу Ассоциации «Академия Нового Мышления» о поиске путей и средств применения фондовых механизмов хозяйствования в России;
поручить экспертам (Запальскому Л. А., Костюку В. В.) провести углублённый анализ теоретических положений фондовых механизмов хозяйствования, подготовить выводы и предложения по их практическому внедрению с последующим докладом Председателю Экспертного совета.

Ответственный секретарь
Экспертного совета Подпись: ГАНЕВ

Когда народ много знает, им трудно управлять.
Лао-цзы

Эта «октава» уже не раз упоминалась. Пришло время назвать ее «ноты» и дать им краткую характеристику. Для начала представим все в общем виде.

Система институциональных исследовательских и производственных программ. Эта система формируется на базе предыдущей и возвышается уже над ней. Оба «этажа» данной надстройки могут действовать как автономно, так и в разнообразных комбинациях друг с другом. Своёобразие системы институциональных, исследовательских и производственных программ состоит в том, что в ней отдельные проекты и программы приобретают кооперативный, интегрированный взаимозависимый характер. Это позволяет быстро наращивать общую массу используемых научно-технических ресурсов.

Базисным элементом системы являются научные и другие фонды, принимающие на себя функции организационно-управленческих учреждений особого типа. Это – специфические управляющие компании, средства которых образуются за счёт членских взносов на ведение уставной деятельности, а также от договорной доли в увеличенной от их управленческой работы доходной части реализуемых проектов и программ. В США они называются, чаще всего, независимыми неприбыльными институтами отраслевого и межотраслевого значения.

Одним из важных козырей этой системы является то, что она обладаёт способностью начинать создание своих комплексных многопроектных и многоцелевых программ со скрупулёзного консультативно-экспертного анализа совокупности научно-технических и социально-экономических проблем, стоящих перед соответствующей отраслью хозяйства. Кроме того, за счёт объединения индивидуальных целевых проектов в единую отраслевую программу и общего управления проектами резко снижаются различного рода накладные, административные и иные расходы.

Система кооперативных внедренческих программ. В США она стала складываться в полной мере в конце 70-х годов. Её основу тоже составляют научно-технические фонды. Однако они относятся к принципиально иному типу, чем фонды двух предшествующих организационно-экономических систем.

Это – фонды, предназначенные для ускоренного внедрения научно-технических нововведений в производство в крупных масштабах и в такой массе, которая предполагает объединение усилий одновременно многих корпораций, относящихся к различным отраслям хозяйства.. Фонды здесь находятся в распоряжении специфических организационно-управленческих органов – внедренческих кооперативов, партнёрств, ассоциаций и других объединения компаний и ведомств.

Внедренческие кооперативы компаний называют «временными» и «ограниченными», потому что создаются они для достижения какой-либо частной, т. е. ограниченной цели, называемой проблемой. Вместе с тем, круг партнеров, входящих в один внедренческий кооператив, создаваемый как группировка сил и средств под решаемую задачу, может быть довольно узким, хотя и способным к расширению, усилению за счёт новых партнёров.

Именно эта ступень фондовых механизмов наделила их четко выраженным проблемно-целевым характером, при котором обеспечивается максимальная жесткость использования капитала всех форм собственности в качестве капитала-функции развития и максимальную гибкость для владельцев капитала-собственности в смысле выбора: оставить капитал при себе или передать его в управление тому или иному проблемно-целевому фонду с участием или без участия в этом управлении.

Система информационно-технологических проекций новых производств и отраслей охватывает пространство промышленного выпуска и коммерческой реализации новой наукоёмкой продукции.

Развитие и расширение сферы действия системы проекций, в которой решающую роль играют лица и учреждения внешне независимого сектора НИОКР, подхлёстывают процесс слияния всех его (уже четырёх) систем ускорения научно-технического и технологического прогресса. Происходят крупные сдвиги во взаимных отношениях государственно-монополистической экономики с выросшей из неё надстройкой, которая становится иерархией не столько властных должностей, сколько функциональных интеллектов, что влечёт за собой и новые отношения.

Так, например, субсидии, в том числе на целевых лицевых счётах, предоставляются специалистам не только на независимой и неприбыльной, но также на безвозвратной, безвозмездной основе. Иначе говоря, субсидии специалистам не нужно ни возвращать, ни уплачивать за пользование ими какие-либо проценты.

Здесь тоже полезно задуматься. О чем идёт речь? Речь идёт о том, что субсидии отрицают всё, в том числе и главную экономическую форму капиталистического производства – форму процента и приносящего проценты капитала. Это довольно яркий пример социализации капитала, за которым можно увидеть общеё направление развития социально-экономических отношений, отношений будущего…

Отказ от процента не является благотворительностью. За этим стоит элементарный прагматический смысл. Зачем относить процент на себестоимость конечного продукта, выбирая маржу между себестоимостью и ценой реализации, если это снижает наполнение процента в собственной доле.

Отметим, что конкурентоспособность и успех в бизнесе определяются не размером собственности, а тем как она работает в качестве капитала-функции. Показателем такой эффективности как раз и является наполнение процента. Чем он выше, тем успешнеё бизнес.

На этой ступени фондорыночных механизмов прошла окончательную апробацию формула «равенство без уравниловки». Равенство – в обеспечении функции развития на том или ином уровне, сопряжённом с соответствующей ступенью в лестнице фондовых механизмов вне зависимости от размера собственности. Отсутствие уравниловки – в разной доле в доходной конечной части, хотя наполнение каждого процента в доле у всех – одинаковое.

Система научных инициатив (идей) глобального предназначается для «перешагивания» через многие поколения новых промышленных технологий к тем, которые при существующих темпах ускорения и сложившихся формах развёртывания научно-технологической революции могут стать реальностью лишь в весьма отдалённом будущем.

В создании каждой такой программы ключевая роль отводится всего одной, но незаурядной личности, которая получает неограниченные полномочия эмиссара правительства, промышленности и науки. Инициативные программы, нацеленные на сверхсрочное создание промышленных технологий отдалённого будущего, отличаются незначительным числом участвующих в каждой из них специалистов; «разбросанностью» этих специалистов по различным учреждениям (и даже странам и континентам). Существует множество взаимоувязок.

Здесь уместно вспомнить о том периоде работы Госплана СССР, когда впервые в масштабах страны стали планировать взаимоувязку 2000 показателей. В этот «дохрущёвский» период темпы прироста в народном хозяйстве по основным показателям достигали 30 % в год. Таких темпов мировая экономика не знала. При Н. С. Хрущёве отменили такую взаимоувязку. Сразу стал развиваться дефицит при изобилии. Так, например, при выпуске огромного количества стали остро не хватало продукции определенного сортамента. Пришлось наращивать импорт, часто из собственного, но переработанного металла. Так продолжается по сей денью.

Между тем в фондорыночных странах, например, в Японии, опираясь на опережение в вычислительной технике, стали планировать взаимоувязку 2 000 000 показателей! Вот здесь бы и подумать реформаторам, где на самом деле подлинная плановая система: в социалистической, капиталистической или фондорыночной экономике, социализирующей капитал независимо от форм собственности. Преимущества дают не «измы», а учёт функциональных связей. В России, к сожалению, функциональное мышление носит диссидентский характер.

Система инициативных программ быстрее всего стала формироваться в Японии. Они быстро распространились по другим странам и получили название «программно-целевых инициатив». К ним относилась, например, «стратегическая оборонная инициатива» США, направленная не только на выигрыш гонки вооружений, но и на относительно мирное изменение политической карты мира.

В японской системе «оригинальных инициатив» самые жёсткие требования предъявляются к социальному контексту новых промышленных технологий. Они должны обладать исключительно высокими показателями по ресурсо- и трудосбережению, экономичности, производительности, сохранению окружающей среды.

Именно на пятой ступени планирование свойств и самого качества развития стало основным содержанием индикативного управления. Управления не формами собственности с субъективным предпочтением одной из них, а развитием с мотивацией всех форм собственности на участие в обеспечении этого развития. Мотивацией не на основе долевого участия, а на основе конкурентоспособного дивиденда на капитал-собственность, независимо от вида капитала, формы собственности и различий между юридическими и физическими лицами. Переход от долевого участия к конкурентоспособному дивиденду на капитал-собственность связан с особенностями построения, запуска и раскрутки инвестиционной спирали, что будет самостоятельной темой.

Первые пять ступеней — это то, что используется сегодня в экономике всех относительно преуспевающих стран. Следующие три ступени (система трансформ) – это сугубо отечественная разработка, которая неизбежно будет востребована, если правящая элита действительно нацелена на гражданское общество и вместе с ним желает уверенно смотреть в будущее.

Не посеешь – не пожнешь.
Пословица.

Комплекс индивидуальных целевых проектов и программ является базой для всех последующих ступеней ФМХ, на которых все эффекты последовательно нарастают. Вместе с этим возникают дополнительные структурные элементы системы, например, фондобанки и банкофонды, биржы как институты публичных торгов и др. Особенности их работы выходят за рамки обзорных статей. Поэтому здесь они не рассматриваются. Заметим лишь, что и традиционные субъекты хозяйственных связей получают возможность осуществлять ряд дополнительных функций. Так, страховые компании могут начать страховать участие населения в бизнесе, нейтрализуя страх и негативный опыт так называемых пирамид, когда выпускаются акции, не имеющие будущего наполнения.

Что касается банков, то они смогут начать выдавать экспертные кредиты, то есть деньги под проект. Потому что проект, оптимизированный на основе ФМХ, сам по себе, становится капиталом с ярко выраженной интеллектуальной собственностью в размере оптимизации затратной части, что предельно минимизирует риски. Кроме того, в большинстве случаев становятся необходимыми не кредиты, а кредитные проблемно-целевые линии, обслуживать которые уполномочиваются сами банки.

Проект, оптимизированный на основе ФМХ, становится капиталом–функцией не только вне себя, но и для себя, причем для всех, кто приобщился к нему своим фактором. Поэтому для банка становится выгодным не рассматривать деньги как товар, то есть не начислять проценты на тело кредита. Вместо этого более выгодным оказывается стать соинвестором, хотя бы в размере тех же не взимаемых процентов. Причем любой соинвестор получает часть конечного дохода как свою интеллектуальную собственность, которая может быть только собственностью физических лиц. Понять и приобщиться к идее – значит разделить ее, принять ее логику, сделать эту логику и идею своей. В этом нет ничего противоестественного, потому что идея развития, которая заложена в самом процессе природы, – общая, то есть одна на всех.

Распространенность беспроцентных ссуд в странах с фондорыночной экономикой свидетельствует о понимании того, что собственность должна прирастать по итогам развития, а не за счет развития, которое исторически могло происходить в других, даже политически отрицаемых формах (монархия, социализм и др.). Директивное перераспределение собственности замедляет развитие и даже надолго может блокировать развитие. Потому что собственность оказывается в руках не у тех, кто может лучше обеспечить функцию развития, а у тех, кто не понимает, что функция развития не зависит от политического выбора, однако от него зависит, в чьих руках находится капитал-собственность.

Из функции (например, через систему лицевых счетов с последующим преобразованием физического лица в юридическое) может и вырастает собственность, в т. ч. частная и сразу крупная (может быть сопоставимой с ТНК) и конкурентоспособная. Она может резко и неожиданно ворваться на мировой рынок, подобно новой хорошо обученной и вооруженной армии, скрытно сформированной в непосредственной близости от театра военных действий.

Знание ФМХ дает возможность овладеть функцией развития и, ничего не отнимая ни у кого политически, наработать капитал-собственность по итогам развития в размерах не менее, а более собственности паразитической, основанной на принципе взять больше, чем отдать. При этом паразитическая собственность может даже увеличиться в относительных размерах, но уменьшится в размерах абсолютных.

Чтобы лучше понять эти утверждения, рассмотрим и обоснуем их в наглядной форме.

Возьмем производственный проект, оптимизированный на основе ФМХ, где 3 рубля инвестиций дают по состоянию на начало 2011 года конкурентоспособной продукции на один доллар США. Все изменения (преобразования) обозначим стрелкой. При этом стрелка «направо» будет показывать движение капитала-собственности от владельца этого капитала, а стрелка «налево» направление движения от держателя капитала-функции к владельцу начального (заемного) капитала-собственности.

Если рассматривать от конечного результата сущность дивиденда на капитал-собственность (например, 20 % годовых), то при соотношении производственной конвертации 3,0 руб. ? 1 долл. США, а курса обмена вне программы порядка 30 руб. за один доллар США, то это, при взятых условиях, составит 1000 % годовых, то есть:

3,0 руб. ==> 1 $ ? 30 руб. ==> (3 /3) ==> 100 %= 1000%,

где доля капитала собственности (3,0) с дивидендом (0,6) составит 3,6 руб.(договорные 100% +20 %), но окажется почти в десять раз меньше по отношению к полученным 30 руб. на базе заемных 3,0 руб. Это позволяет рассматривать дивиденд (0,6) вместе со стартовым привлеченным капиталом (3,0) фактически как необременительный кредит, хотя 20 % годовых внешне выглядят как крутое ростовщичество.

Здесь ярко видно соприкосновение двух логик, опосредующих различное понимание конечного результата и путей его достижения?

1. “Взять больше, чем отдать» (логика купли-продажи):

3,0 ==> 3,0 + 0,60 = 3,60 руб.

2. «Отдать больше, чтобы получить больше» (логика сеятельная, в т. ч. за счет более низкой логики):

3,60 <== (30 – 3,60) = 26,40 руб.

Эффективность подобных производственных проектов и программ в условиях инфляции возрастает практически пропорционально самой инфляции.

Определенное множество эффективных индивидуальных проектов, отвечающих критериям развития, позволяет сформировать фондорыночную структуру управления конкурентоспособным развитием региона или отрасли.

Программа развивающего инвестирования, обеспеченная необходимым минимумом проектов, отвечающих фондорыночным критериям, оказывается программой индикативной и постоянно открытой для включения в нее все новых и новых проектов, позволяющих планировать по мере их реализации не только реальные позитивные сдвиги в структуре экономики региона или отрасли, но и качество ступеней уровня жизни населения, включая восстановление и опережающее приращение животворных сил природы.

В телефонной книге полно фактов,
но нет ни одной мысли.

Мортимер Адлер

Сегодня экономика Российской Федерации работает, как на базаре, где все покупается и продается. Базар – конечное звено перед потребителем. На рынке же перед потреблением стоят производство, распределение и обмен. Если и этой троице преобладают отношения купли–продажи, то на себестоимость продукции ложатся налоги, прибыль продавцов, практически все издержки производства на всех его стадиях.

В этом контексте многие винят действующее законодательство, хотя оно не препятствует и не может препятствовать действию непреодолимой силы объективных законов, при знании и соблюдении которых одновременно и прямо пропорционально увеличиваются как прибыль субъектов хозяйствования, так и доходная часть бюджетов, взимающих налоги.

Рассмотрим простую ситуацию.

Имеется пять субъектов хозяйствования. На рынке есть спрос, например, борщ, но у каждого только один фактор этого борща. У одного – овощи, у одного – плита, у одного – мясо, у одного – посуда и другой реквизит, у одного – остальное.

Если каждый намерен все сделать сам, то ему надо четыре раза вступить в отношения купли-продажи, создав четыре предмета налогообложения. Поскольку субъектов отношений пять, получается 20 предметов налогообложения еще до того, как появился борщ. Если каждый, по крайней мере, удваивает свой фактор в цене, происходит 40-кратное удорожание, которое должно быть отражено в деньгах как средстве платежа, т. е. нужны реальные «живые» деньги, причем в объеме, намного превышающем себестоимость собственно борща. Из–за дефицита в реальных деньгах чаще всего возникают два случая.

1. Субъекты хозяйствования вынуждены вступать в отношения теневого оборота капитала, чтобы не платить налоги.
2. Субъекты хозяйствования не могут продать свой фактор и купить то, что им не хватает. Капитал-фактор борща омертвляется и не участвует в обороте. База налогообложения либо исчезает, либо остается как плата за фонды, за которые нечем платить.

Есть простой выход, который предусмотрен законодательством: все любители борща создают, например, акционерное общество «Борщ». При этом каждый может многократно тиражировать результат, имея не только тарелочку для себя, но и ощутимое число тарелок с борщом на продажу и даже на благотворительность. Так, например, субъекты отношений 20 раз умножив результат сразу, получают при этом еще и не менее чем 20-кратную экономию по оборотным средствам. Налоги же будут уплачены один раз с конечного результата (реализация и собственное потребление), причем не с пяти тарелочек – идеальный вариант для отношений купли-продажи, а с 20.

Сказанное можно показать на простой схеме.

Расчеты, выполненные в области жилищного строительства, показали, что вместо одного дома надлежащего качества можно возвести от двух до пяти таких же, если использовать частично или полностью соинвестирование мерой стоимости.

Оптимизация затратной части проекта начинается с инвентаризации всех стоимостных составляющих конечного продукта.

Строительная отрасль является одной из наиболее подготовленных для такой работы в силу наличия сметы расходов, где все составляющие конечного продукта (объекта) указываются поэлементно вместе со стоимостными показателями. Такая смета может быть взята за основу инвентаризации всех составляющих конечного продукта.

При наличии подробной сметы можно сделать быстрый теоретический экспресс-анализ возможного уменьшения денег как средства платежа. В первом приближении, если предположить, что оборудование, сырье, материалы и другие ресурсы будут инвестированы в проект их мерой стоимости, то денег как средства платежа потребуется в объеме не большем фонда оплаты труда и амортизационных отчислений. Однако и это не предел, потому что можно инвестировать и часть имеющегося или отсутствующего фонда оплаты труда.

Теоретический экспресс-анализ почти всегда показывает, что объем денег как средства платежа можно уменьшить, как правило, на порядок. Однако на практике обычно необходима двух-трехмесячная работа со всеми потенциальными и реальными субъектами хозяйственных связей с тем, чтобы сделать все необходимые расчеты не теоретически, а фактически в зависимости от следующих обстоятельств:

1. Согласен или не согласен владелец фактора реализации проекта отказаться от отношений купли-продажи и перейти к отношениям соинвестирования проекта мерой стоимости своего фактора с приемлемым участием в доходной части проекта.
2. Владелец фактора реализации проекта может быть согласен инвестировать в проект не 100% стоимости своего фактора, а лишь часть этой стоимости.
3. В отдельных случаях, когда есть возможность купить фактор, верх может взять желание получить таким образом более высокую долю в доходной части проекта.
4. В процессе рассмотрения вариантов оптимизации проекта организатор его реализации осуществляет выбор: либо иметь более высокую долю в конечном результате в виде Х%, наполнение которых составит определенную сумму Y, либо иметь менее высокую долю в конечном результате, но более высокое наполнение этой доли, когда Х ‹ Х1, но Y1 › Y.

Возможность предоставления выбора следует предоставить и каждому владельцу фактора реализации проекта. Этот выбор также мотивируется экономически. С этой целью необходимо сделать соответствующие расчеты, которые сводятся в таблицу на одной странице. В верхней строке таблице показывается расчетная прибыль владельца фактора реализации проекта в случае купли-продажи этого фактора. В нижней строке таблицы указывается расчетная прибыль владельца фактора реализации проекта в случае инвестирования в проект меры стоимости этого фактора.

Расчет прибыли осуществляется на весь период амортизации фактора с учетом его принадлежности к одной из одиннадцати амортизационных групп. Между верхней и нижней строками включаются промежуточные строки. Их количество определяется выбранным шагом глубины фондирования в «вилке» от 0 до 100 %. Обычно берется шаг 5-10 %.

При наличии такой таблицы переговоры с владельцем фактора реализации проекта носят конкретный убедительный характер. Общий смысл этих переговоров показать: если есть выигрыш в силе (деньги сразу), то неизбежен проигрыш в расстоянии (потеря перспективы) и наоборот. Таблица, как правило, помогает найти оптимальный для сторон вариант, который отвечает всем обоснованиям теории компромисса американского лауреата Нобелевской премии Нэша.

Следует отметить, что подобные таблицы позволяют выбирать тех партнеров, которые ориентированы на долговременное сотрудничество. При этом в ходе переговоров с потенциальными партнерами можно проводить своеобразный обратный аукцион, который выиграет тот, кто пойдет на наибольшую глубину фондирования.

В результате такой работы себестоимость, например, строительства здания максимально очищается от издержек, относимых на эту себестоимость в силу отношений купли-продажи, связанных с приобретением строительных материалов, строительной техники и т. д. Поэтому маржа между себестоимостью и ценой реализации может быть максимально большой и составлять сотни процентов даже при снижении цены в контексте существующего набора действующих цен. Это не только ускорит оборот капитала, но и обеспечит формирование оборотных средств как результат более высокой конкурентоспособности на основе грамотного использования истинно рыночных механизмов.

Оптимизация бизнес-планов производится для определения возможности снижения затратной части Программы (переменные и постоянные затраты) и увеличения ее доходной части (чистая прибыль, отчисления в бюджет). Кроме того, создаются условия, привлекательные для инвестора, включая организационно правовые формы реализации Программы (проекта).

Истинная мудрость приходит к каждому из нас тогда,
когда мы сознаём, как мало понимаем в жизни,
в самих себе, в мире вокруг нас.
Сократ

Оптимизация индивидуального целевого проекта позволяет включить большой дополнительный арсенал инструментов рыночной экономики, которые обычно используются на более высоких ступенях ФМХ, однако могут быть применены уже на первой ступени. Рассмотрим одну из таких возможностей в силу ее большой значимости для формирования реального рынка ценных бумаг.

Теоретически инвестирование проекта мерой стоимости того или иного фактора реализации проекта является отнесением капитала-собственности на капитал-функцию развития, что имеет ряд особенностей, которые полезно рассмотреть более подробно, чтобы при использовании ФМХ не нарушать действующее законодательство.

Что такое капитал-собственность?

Когда речь идет о деньгах в виде ассигнаций, которые лежат в кармане, все просто и понятно. Вы ими владеете, распоряжаетесь и пользуетесь, то есть являетесь собственником. Причем все это может осуществляться в реальном режиме времени. Что происходит, когда деньги положены на сберегательную книжку? — Вы по-прежнему распоряжаетесь, владеете и пользуетесь, но уже не самими деньгами, а вкладом, потому что деньги отделены, отделены без отчуждения. Сберегательный банк тоже ими владеет, распоряжается и пользуется. За это вкладчикам начисляются проценты на капитал-собственность. За эти проценты банк как бы купил право использовать деньги в качестве капитала-функции, например, выдать кредит под какой-то проект.

Однако банк может владеть, распоряжаться и пользоваться только проблемно-целевым способом, убирая риски потери денег. Для этого он поддерживает определенный уровень ликвидности в виде неприкосновенного резервного фонда, залога, котируемых ценных бумаг, поручительства платежеспособных юридических и физических лиц и т. д.

Особым видом залога является ипотека, то есть будущее наполнение денег в виде потребительных стоимостей, созданных путем строительства. В этом случае кредит, выданный в деньгах, выполняющих текущую функцию платежа, сопоставлен с будущей мерой стоимости объекта строительства.

Действующее законодательство при соблюдении установленного порядка позволяет работать с мерой стоимости не только банкам, но и любому субъекту хозяйственных отношений, минуя банк в качестве посредника. К тому же не всегда надежного. Почему? – Потому что в России среди множества банков нет ни одного, который бы акционировал не капитал-собственность, а капитал-функцию.

Все банки сами нацелены на капитал-собственность клиентов собственно в денежной форме. Однако собственно денежная форма выполняет преимущественно лишь две функции (платежа и накопления). При различных залогах функция меры стоимости используется, однако такое использование ограничено отношениями банк-клиент.

В этом контексте встает ряд вопросов. Прежде всего, можно ли расширить использование меры стоимости и в какой мере здесь можно опираться на существующие банки? Что такое акционирование капитала-функции и чем оно отличается от акционирования капитала-собственности? Можно ли побудить Центральный банк сделать эмиссию под производственную программу, независимо от того, хочет он этого или нет? На все эти вопросы ФМХ дают положительный ответ.

Давайте найдем эти ответы.

Что такое инвестирование мерой стоимости мы уже знаем. В ряде примеров это уже показано. Рассмотрим еще один вариант.

Ситуация:

1. Имеется артель, добывающая золото. В результате работы у нее хватает средств на фонд оплаты труда и уплату налогов, но для наращивания производства у нее не хватает оборотных средств, например, для того чтобы купить драгу.

2. Имеется предприятие, которое производит драги, но значительная часть такой продукции не реализовывается из-за отсутствия оборотных средств у потребителей продукции предприятия. Поэтому предприятие имеет задолженность по оплате энергоресурсов и по расчетам с бюджетом, что чревато банкротством.

Предположим, что размер задолженности равен стоимости одной драги, а эта стоимость составляет в каком-то масштабе единицу задолженности. Предположим также, что за год использования драги золотодобывающей артелью артель может намывать золото в количестве, эквивалентном двум единицам стоимости драги. Одновременно будем считать, что это же количество проходит в течение года всю технологическую цепочку, включая реализацию.

Предположим, наконец, что создана годовая программа локального увеличения добычи золота и его реализации в виде ювелирных изделий на внешних рынках. Участники программы: артель, предприятие-производитель драги, аффинажная фабрика, ювелирное предприятие и предприятие, имеющее право реализации продукции на внешнем рынке. Рассмотрим движение единицы стоимости, приравненной к стоимости одной драги вне отношений купли-продажи между участниками программы, но с учетом того реального приращения, которое существует (на аффинажных фабриках, например, коэффициент приращения составляет: 1х10).

После уплаты налогов эффективность хозяйственной деятельности для каждого участника, как видно, составит сотни и даже тысячи процентов годовых. При этом предприятие, изготавливающее драги, не только погашает свою задолженность, но и, как и все другие участники программы, получает возможность накапливать оборотные средства для своего развития.

Рассмотрим два основных варианта реализации программы локального увеличения добычи золота и его реализации в виде ювелирных изделий на внешнем рынке, хотя, разумеется, на эти изделия есть спрос и на внутреннем рынке за твердую валюту.

Такая валюта, будучи продана ЦБ РФ, который поместит ее в золотовалютные резервы, неминуемо приведет к эмиссии рубля. И все участники программы получат для себя рубли в объеме продаж валюты по курсу ЦБ РФ на день продажи. Иначе говоря, они просто заставят ЦБ РФ напечатать для себя деньги.

В этом случае для всех участников будет реализован бизнес не типа дельта плюс – дельта минус, а разделить и умножить, умножить и разделить, то есть бизнес максимально соответствующий природному операционализму и его использованию в экономике.

1-й вариант: акционирование на основе капитала-собственности и соответствующего долевого участия.

Частично этот вариант уже рассмотрен. Однако организационная часть, связанная с правовыми формами реализации проекта, осталась в стороне. Поэтому сразу укажем, что для 1-го варианта более всего подходит форма закрытого акционерного общества с тем дополнением, что оно должно на себя взять функцию управляющей компании, которая учредит некоммерческий проблемно-целевой фонд (ПЦФ) для реализации программы. Тогда выстроится следующая схема:

При такой схеме возможны различные варианты: от договоров ЗАО с каждым из своих учредителей о совместной деятельности в рамках общей программы до единых договоров присоединения к программе ЗАО, когда сама Программа в соответствии с 428-й ст. ГК РФ признается участниками и является формуляром договора присоединения.

Реализующей структуре могут быть поручены все расчеты с бюджетом, восстановление и умножение потенциала ПЦФ, перечисление или выплата чистой прибыли участникам программы в размере долевого участия. Кроме того, могут дополнительно заключаться договора об открытии лицевых счетов, на которых отражаются причитающиеся, но не начисленные денежные выплаты. Это особенно целесообразно, когда участники и исполнители программы не желают получать всю прибыль. Мотивом здесь может быть стремление увеличить оборотные средства за счет легальной минимизации подоходного налога, который не взимается до тех пор, пока не произведено начисление для выплаты.

Все договора будут юридически и нравственно чистыми, если предприятия, вошедшие в программу, будут иметь по балансу совместной деятельности, вести который целесообразно реализующей структуре, рентабельность участия ощутимо большую, чем при ведении самостоятельного баланса.

2-й вариант: акционирование капитала-функции на основе конкурентоспособного дивиденда на капитал-собственность независимо от формы собственности, юридических и физических лиц.

Предположим, что мы имеем дело с той же программой, оптимизированной на основе ФМХ, то есть очищенной от отношений купли-продажи между ее участниками.

Предположим также, что после уплаты всех налогов, из 80 единиц объема продаж останется чистая прибыль к распределению в размере 14,5 единиц. Имея такой показатель в бизнес-плане, который означает 1 450 % годовых, автор или участники программы могут избрать другой путь с целью получить деньги как средство платежа еще до реализации конечной продукции. Для этого достаточно, например, выпустить акции программы, организовав открытое акционерное общество так, как это предусмотрено действующим законодательством, но с рядом особенностей в условиях акционирования.

1. При акционировании такого проекта выпускаются, как правило, только обыкновенные акции, однако, в учредительных документах оговаривается, что любая акция, на которую выплачивается конкурентоспособный дивиденд выше, например, 20% годовых в валютном эквиваленте, считается привилегированной.

2. Любой акционер, который не желает остаться только с совещательным голосом, имеет право отказаться от получения дивиденда выше 20% годовых в валютном эквиваленте (выплаты в рублях по текущему биржевому курсу).

3. Члены совета имеют право исключительно на обыкновенные акции, при этом разница в выплатах между привилегированной и обыкновенной акциями является фондированной и долеобразующей инвестицией членов совета.

При наличии таких по смыслу положений члены совета будут стремиться к тому, чтобы выплаты на привилегированные акции были как можно более высокими. (Пример реализации принципа «отдать больше, чтобы получить больше»).

Эти особенности объясняют, как в фондовых механизмах 6-12% акций (теоретически даже одна акция) обеспечивают контрольный пакет, однако лишь в том случае, когда АО работает успешно, и акционерам обеспечиваются обещанные выплаты; тогда они, соответственно, имея привилегированные акции, директивно не вмешиваются в управление.

Именно через систему фондированных лицевых счетов (фондированная, отложенная оплата научной, управленческой, консультационной, преподавательской деятельности) государственные чиновники могут становиться государственными предпринимателями, не нарушая действующего законодательства. При этом они, как принимающая решения инстанция, будут заинтересованы в фондировании налогообложения лишь в тех проектах, которые выдерживают соответствующую функциональную экспертизу.

Заметим, что система личных лицевых счетов и договоров об открытии лицевых счетов может заменять выпуск акций, так как при правильном оформлении материальных обязательств, отраженных в договорах и счетах, договор об открытии лицевого счета оказывается своего рода неэмиссионной ценной бумагой, которая может быть даже расчетным средством, если таким договором предусмотрена уступка права требования.

Напомним. Неэмиссионные ценные бумаги бывают двух видов: одни – под существующее наполнение, другие – под будущее наполнение. Примером неэмиссионных ценных бумаг первого типа могут служить простые и двойные складские свидетельства с варрантами (911-917 ст. ст. ГК РФ). Вторые законодательством не предусмотрены, но и не запрещены. По аналогии можно сказать, что любой абонемент является ценной бумагой под будущее наполнение.

Юрий Николаевич Забродоцкий. Школа здравого смысла.

 

 

ЭКСПЕРТЫ